Заповедная землица, недорого!

Если у вас есть деньги или власть, а лучше и то и другое, то скоро вы сможете приобрести себе коттеджик не в потрепанном пригородном лесопарке, а на лоне действительно нетронутой природы.

Вполне возможно, что вам предложат участок в самом первом российском заповеднике — в Баргузинском, что вольно раскинулся на берегах Священного Байкала. Вкус заповедных грибов, ягод, рябчиков и изюбрей приятно скрасит ваш заслуженный отдых.

Однако пойдем по порядку.

Сегодня надо признать — российская заповедная система вошла в третий тяжелейший кризис в своей истории. Первый был в 50-х годах, когда руководство страны взяло на вооружение популистские лозунги покорения природы, которые продвигались такими одиозными личностями как Трофим Лысенко. Как отмечали тогда независимые специалисты и ученые, «сталинская «революция сверху» была с таким напором нацелена на военно-промышленную модернизацию страны, что государственную поддержку в СССР могла получить лишь агрессивная экономическая эксплуатация её ресурсов… враждебное отношение к природе в целом, к непродуктивным, неосвоенным ландшафтам становится нормой». И вот – ради увеличения заготовки древесины ликвидировано 88 заповедников. Безумие того времени хоть как-то можно понять – тяжёлое послевоенное положение страны. Но как понять нынешних руководителей страны? Зачем всё это?



Однако вернемся к теме коттеджей. Неповторимая, неприкасаемая уже почти 100 лет природа Баргузинского заповедника выглядит всё более доступной, благодаря новогоднему сюрпризу российской власти. Госдума приняла, а Президент подписал поправки к закону об особо охраняемых природных территориях, коротко – ООПТ. Теперь заповедники легко переводятся в национальные парки, где строгие ограничения перестают действовать, и как по волшебству возникают самые радужные перспективы освоения территории. По существу, этот процесс уже начался: появились «объединённые дирекции» у Баргузинского заповедника и Забайкальского нацпарка, а также у Прибайкальского нацпарка и Байкало-Ленского заповедника!

Итак, что пожелаете: горнолыжную базу, золотой прииск, коттеджный поселок, «королевскую охоту»? Проблема решаема!

Тут надо отметить особую изощрённость власти в выборе способа «решения» сложных государственных вопросов. Если
кто-то нарушает закон, то это проблема, но если этот закон изменить, то проблема исчезает сама.
Захваты особо ценных территорий и уничтожение уникальных природных комплексов, которые может легализовать новый закон об ООПТ, многие годы лихорадят всю заповедную систему России. Сделать с этим власть ничего не может, так как она не может бороться сама с собой. Выход прост – не можешь исполнить закон, надо сделать так, чтобы исполнять его было не нужно.

Теперь девственные земли по всей России практически сами ложатся в руки «воздыхателя». Кстати, немаловажно, что наиболее лакомыми «кусочками» для политической и бизнес элиты становятся территории, признанные объектами всемирного наследия ЮНЕСКО.

Все последние годы наша страна лидирует по количеству объектов всемирного наследия, находящихся под угрозой. «Вулканы Камчатки» — ГЭС в Кроноцком заповеднике. «Остров Врангеля» – нефтеразведка Роснефти. «Озеро Байкал» — Холоднинское месторождение, неуправляемый туризм, развал ООПТ. «Золотые горы Алтая» — газопровод «Алтай», Мультинская ГЭС. «Западный Кавказ» — строительство дорог и туристической инфраструктуры. «Девственные леса Коми» — золотодобыча. Причем, это только малая толика проблем.

Возникает интересный вопрос: можно ли отрезать клочок от Моны Лизы или отколоть палец Атланту у Эрмитажа на память? Мало кто сомневается, что нельзя. А почему тогда можно прихватить землицы в уникальном природном уголке, который имеет такой же статус общечеловеческого достояния?

Вот талибы расстреляли из пушек древние статуи Будды и мы называем их варварами. А чиновники, которые подгоняют законы под прихоти освоителей природного наследия, считаются «эффективными менеджерами».

Узконаправленные менеджеры последовательно насилуют заповедную систему России многими десятилетиями, и особенно преуспели в последние годы. Как мне кажется, самые замученные чиновниками Минприроды ООПТ находятся на Байкале. За последние годы, благодаря активности или бездействию этого министерства, там разгорелось много громких скандалов, связанных с бездумными назначениями директоров, преследованием или увольнением квалифицированных сотрудников, захватами земли, туристическими поборами, взятками, браконьерством и даже убийством. Именно эти места дают нам яркую картинку того, к чему приводят так пропагандируемые ныне туризм и коммерческое освоение территорий в ООПТ. Причем картинка эта, что называется, «с пылу, с жару». В сентябре 2013 года мне повезло познакомиться с ситуацией в одном из самых ценных участков байкальского объекта всемирного наследия – на побережье Малого моря и острове Ольхон.

Что важно для массового туризма? Правильно, дороги. Поэтому к Ольхону протянули новую трассу. Материал для нее брали тут-же. В потрясающих по красоте Тажеранских степях. Теперь охраняемая на бумаге степь «украшена» вот такими карьерами.

На дороге встречаются погибшие животные, в том числе особо редкие, такие как этот узорчатый полоз. Сразу возникает мысль – сколько же их гибнет под колесами джипов и квадроциклов, гоняющих без разбора дороги по степи!

Далее для туристов важно проживание и вот, пожалуйста, еще недавно полные жизни укромные Байкальские бухты превратились в типичную среднероссийскую «нахаловку». Тут не то что орлу, но даже и утке или краснокнижной монгольской жабе места нет. Даже трава тут гибнет под тысячами ног.

В угоду туристу и его деньгам приносится всё, даже религиозные святыни. На Ольхоне рядом с поселком Хужир затеяно строительство грандиозного развлекательного центра под кодовым названием «кафе». Оно возвысилось на вершине холма прямо над одной из главный святынь Азии – мысом Бурхан.

Не так давно тут запрещалось даже проезжать на коне – только пешком, а сейчас другие времена и другие боги.
По словам местных, возводит этот объект та же фирма, что владеет туркомплексом, обезобразившим в прошлом году вид на Малое море. Турбазу «Байкалвью» уже метко прозвали «свинокомплекс».

В прошлом году в Ольхонском районе работали учёные, которые взяли за индикатор благополучия местной природы байкальские краснокнижные растения и животные. Немаловажно заметить, что и они сами, и места их обитания строго охраняются законом. Результаты таковы:

В одном из красивейших мест Байкала – бухте Ая прямо на единственном в округе местообитании редкой монгольской жабы построили громадную турбазу.

Все три места произрастания «свидетеля» давно ушедших эпох — черепоплодника щетинистоватого, планомерно уничтожаются. В заливе Семь Сосен нацпарк установил официальную туристическую стоянку и только за один сезон на 15-20 метров вокруг нее не осталось ни одного живого растения.

На озере Ханхой очень своеобразно подошли к проблеме охраны черепоплодника и еще одного редкого «краснокнижного» растения — верблюдки курчавокрылой. Косу, буквально перепаханную в прошлые годы автотуристами, оградили валунами и поставили шлагбаум. Потом прямо на местообитании черепоплодника появились кафе и баня. Автомобили продолжали проезжать (теперь, видимо, за плату), давя редкие растения колесами.

На песках Хужирского залива всё изъезжено. Эндемики и реликты: черепоплодник, овсяница байкальская, патриния сибирская, мак Попова и другие растения исчезают на глазах. Для охраны этого участка ничего не делается.

Такая же ситуация и на некогда красивейших Сарайских песках. С трудом выживающие в здешних почти пустынных условиях деревья (некоторые лиственницы еще «помнят» первопроходцев-казаков) сгорают в туристических кострах.

Редчайший для Сибири, прямо таки «черноморский», пляж стал чем-то вроде автодороги.

А некоторым уже и пляжа мало.

Склон с реликтовой священной рощей перекопан под основания для кострищ, туалетов и палаток.

А вот это КПП на границе в особо охраняемую зону Прибайкалького нацпарка, которая начинается в урочище Песчанка.

Он должен строго ограничивать проникновение туристов, в первую очередь «неорганизованных». Однако, пройти пешком тут не проблема. Если же нужно проехать, достаточно заплатить. По факту это КПП создано не с природоохранной целью, а с целью коммерческой, в развитие настоятельных указаний Минприроды.

В результате, ценные природные сообщества в Песчанке почти уничтожены. В том числе, единственное оставшееся в мире местообитание астрагала ольхонского!

Кстати говоря, это даже выгодно чиновникам Минприроды, так как теперь можно сказать, что эта территория «лишилась природной ценности» и охранять тут нечего. А раз нечего – можно строить турбазы и коттеджи и грести денежки. Что, между нами говоря, уже и происходит.

Появились объявления о покупке-продаже участков

и строятся новые дома.

Еще раз подчеркну – в зоне, которая пока ещё имеет статус «особо охраняемой»!

Этот потрясающий воображение список безобразий можно продолжать ещё долго. Однако, главный вывод уже совершенно ясен. Многолетняя некомпетентная политика Минприроды привела к частичному параличу некогда лучшей в мире российской заповедной системы.

Разработанные министерскими спецами и продавленные через госдуму и администрацию Президента поправки к закону об ООПТ уже в ближайшие годы могут превратить частичный паралич в тотальный. Что же делать?

По всей видимости, отыграть назад не получится. Принятые поправки никто сейчас отменять не будет. Однако можно попытаться спасти хоть что-то. Как минимум, добиться, чтобы список заповедников, которые правительство желает опустить до уровня нацпарка, был ограниченным и конечным. Чтобы не получилось так, что от желания чиновников реформировать, к примеру, заповедник «Красноярские столбы», пострадал Кавказский, Астраханский или ещё сто с лишним заповедников.

Добиться такого «конечного списка» можно. Помочь в этом может каждый, у кого есть компьютер и кто может присоединиться к тем, кто уже оставил соответствующее пожелание-требование на сайте Президента. (см. ниже примерный текст)

Уважаемый Владимир Владимирович!

30 декабря принят Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и некоторые законодательные акты Российской Федерации».

К сожалению, некоторые нормы закона могут серьезно ослабить правовую защиту заповедников России и повлечь за собой разрушение уникальных природных комплексов.

Наиболее неприемлемым в Законопроекте является возможность неограниченного преобразования любых государственных природных заповедников в национальные парки.

Изменения последних 10 лет уже привели к существенному ослаблению режима и правовой защиты национальных парков. На их территориях можно строить любые линейные, а также хозяйственные и жилые объекты для рекреационной деятельности, спорта, и туризма.

То есть, в случае преобразования заповедника в национальный парк, практически на любом из его участков могут быть построены гостиницы, дороги, трубопроводы.

С учетом того, что никаких критериев для перевода заповедников в нац.парки не установлено, за 2 года чиновники легко смогут обосновать перевод в нац.парки всех 102 заповедников России.

Реализация этих положений Законопроекта ставит под сомнение само существование российских заповедников как уникальной категории ООПТ.

Несколько заповедников в России действительно функционируют как национальные парки. Но их меньше 10 и для введения их в правовое поле нельзя ставить под угрозу существование всей заповедной системы, которая существует почти 100 лет.

Кроме того, в нарушение установленных Правительством РФ процедур, проект поправок не был размещен в интернете для общественного обсуждения, не рассматривался Общественным советом Минприроды.

В связи с изложенным, прошу поручить Правительству РФ подготовить закрытый перечень заповедников, которые могут быть преобразованы в национальные парки, и до утверждения, организовать его широкое обсуждение со специалистами и общественностью.

Евгений Усов

http://usovevg.livejournal.com/982047.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *