В реликтовых лесостепях Байкала

Программа полевых исследований по проекту  «Сократим ущерб, наносимый сельскохозяйственными палами дикой природе Предбайкалья!»  завершилась 12-18 июля в Ольхонском  районе. Здесь располагается хоть и не самый крупный, но исключительно интересный лесостепной массив Предбайкалья. Речь идет о реликтовой горной лесостепи на западном побережье оз. Байкал  (Приольхонье) и на острове Ольхон.  Её особенности: живописные ландшафты, местообитания большей части растений и животных региональной Красной книги, включая многие эндемичные и реликтовые виды. Территория, столь нетипичная для Иркутской области, что по праву может считаться кусочком степной Даурии (а правильнее — Центральной Азии). Специфично здесь и антропогенное влияние на природу. В последнее десятилетие наиболее мощным фактором (на фоне резкого сокращения сельскохозяйственной деятельности) стал туризм. Число отдыхающих на природе здесь выше, чем в любом другом районе Иркутской области: летом 2011 г оно было оценено примерно в 500 тыс. человек.

По дороге мы навестили кое-какие гнездовья, найденные еще в первый выезд (22-25 мая) в бассейне р. Куды

Это гнездо мохноногого курганника было найдено 25 мая.

За прошедшее время птенцы  в нем успели вылупиться, вырасти и «встать на крыло». Но младший птенец еще лишь постигает «азы полета».

Мы  нашли его на земле в 30 м от гнезда.

Он пока  способен лишь перелетать на несколько метров.  Посетили и один из гнездовых участков орла-могильника. В 2005 г. именно здесь был снят видеофильм «Царь-Орел».

Но в мае 2011 г. буря обрушило гнездо, кладка погибла.

Хотя сроки размножения были уже упущены, орлы поблизости построили новое гнездо.

В 2012 г. они отложили в него кладку.

И 12 июля здесь находились 2 уже оперившихся птенца.

Лишь на головах у них еще сохраняется пух. Они должны вставать на крыло примерно через 2 недели (26 июля). Впервые вижу, чтобы это случалось так рано (обычно —  6-10 августа)

Сильнейшая дымка – результат пожаров в Красноярском крае.

Тургеневский пруд 31 мая представлял собой весьма солидный водоем.

А 12 июля в нем не было даже лужицы. Такой вот гидрологический режим.

Ствол этой великолепной лиственницы прогорел насквозь от сельхозпалов, но жизнь в нем ещё теплится.

Это гнездо орла-могильника – последнее в Байкальской котловине.

На Байкале орел-могильник обитал только в Приольхонье и на Ольхоне, в начале 1980-х гг. здесь насчитывалось примерно 20 пар. В последние годы достоверно гнездится лишь одна. После весенне-летних снего- и ветровалов 2009, 2010 и 2012 гг., поваливших многие деревья вокруг прежде плохо заметного гнезда, оно теперь стало  весьма заметным. Судьба этой последней пары висит на волоске.

После д. Тырган наша поездка проходила по территории Прибайкальского национального парка (ПНП), в котором я работал с 1995 по весну 2012 г.  Карагана иглистая —  не редкость в степях Бурятии, но на западном берегу Байкала  она известна нам только в урочище Крестовская падь.  Здесь есть лишь 1 куртина этой акации, несколько лет назад она выгорела на 70%, но к  лету 2012 почти полностью восстановилась.

Карагана иглистая

Куртина караганы.

На озерах урочища Крестовская падь в последние годы происходит сокращение численности огаря. В 2012 г. эта тенденция сохранилась. Если в 1990 г. здесь обитало порядка 15 пар, то сейчас  — 3-4.

На этом озере  с 2011 г. нет выводков огаря.

Сильнейший лесной пожар бушевал здесь в мае 2000 г. За 12 лет на обширных участках лесовосстановление так и не началось.

Семейство каменки-плясуньи нелегко рассмотреть в каменистой степи.

В Иркутской области берега Байкала – наиболее «ветреные» места. Здесь, чаще, чем где-либо, видны и последствия ветровалов.

Часто валятся  подгоревшие деревья.

В ПНП есть много ценных участков, которые буквально погибают от «автомобильного туризма».  Нередко речь идет о красивейших уголках природы, уникальных местообитаниях редких растений и животных, а также  археологических памятниках.  Еще в  2000 г. мы с ботаником ПНП Алексеем Турутой (трагически погиб в ПНП в 2002 г.)  составили список таких участков. В  2001 г. реализовали природоохранный проект по охране двух из них (речь идет о дельте р. Голоустной и районе мыса Зундук), включавший строительство деревянных изгородей вокруг «микрорезеватов». Увы, ограждения были разрушены туристами. Для наших людей это не преграда, нужны капитальные сооружения. Но они дороги, а попытки найти внебюджетное финансирование таких работ  долго были  безрезультатны. Летом 2010 г. общественная организация «Защитим Байкал вместе!» по нашей просьбе  силами волонтеров построила ограду, закрывающую проезд на мыс Уюга. «Пивоварня Хейнекен» выделила деньги на изготовление 10 информационных аншлагов еще на 8 участках, где запланированы «микрорезерваты». В 2011 г. этот же спонсор выделил и средства для заграждения    участка  «Саган-Заба» (в переводе с  бурятского – Белая Скала). Речь идет об уникальном памятнике природы и истории – беломраморной скале, украшенной рисунками, возраст которых составляет несколько тысяч лет.  Красивейшее место, ставшее весьма популярной  стоянкой туристов  (и местом отдыха местных жителей).

Бухта  Саган-Заба.

Мраморная скала.

Фрагмент петроглифов.

К Саган-Забе туристы (обладающие транспортом высокой проходимости) едут прямо  по руслу ручья, давя кусты смородины.

Чтобы прекратить это безобразие и требовалось заграждение. Никто не запрещает посещать Саган-Забу – но пешком, и без установки палаток.

Одного аншлага для убеждения «автолюбителей» было недостаточно.

Осенью 2011 г. Сергей Гончаров (лесничий Еланцинского лесничества  ПНП) на спуске к бухте построил целую систему ограждений, включающую металлический шлагбаум, небольшой ров, бетонные «пирамидки».  После этого природа, со своей стороны, добавила большую сосну, поваленную ветром.  Сергей занимался этой работе фактически, будучи уволенным «по сокращению штата» (позднее ему удалось восстановится через суд). Этот случай характеризует отношение нынешнего директора ПНП к охране природы и тем, кто реально ей занимается.

На дороге – сбитый автомобилем  слеток рогатого жаворонка.

Интересный разговор состоялся в п. Еланцы (районный центр) с начальником  МЧС Ольхонского р-на С.В. Богомоевым. По его словам, в 2012 г. в районе официально зарегистрирован лишь 1 лесной пожар, а в 2011 – 38. Это не только последствия более влажного весенне-летнего сезона, но и профилактической работы. В частности — подворовых обходов, проведенных  сотрудниками администраций МО,  МЧС, в ходе которых население информировалось о запрете сельхозпалов.

Леса вблизи п. Еланцы сильно пострадали от огня в 2010 г.

Устье р. Анга.

Для отечественных туристов горы – не помеха. Почти  на каждом склоне есть следы автомобильных колес.

Внизу – устье реки Анга.

В  приольхонских степях подобные валуны не редкость.

Этот сосновый лес сгорел в мае 2006 г.

Священная гора Большой Ёрд имеет пирамидальную форму.

Это гнездо, пустовавшее в 2012 г,  орел-могильник построил в 1983 г. Но уже несколько лет как, орлы здесь исчезли. Гнездовая постройка периодически занимается другими пернатыми хищниками.

В 2011 г. в нем были выращены 2 птенца коршуна.

Здесь с давних пор совершаются древние шаманские обряды. Баран приносится в жертву самому грозному байкальскому божеству – Хозяину Ольхона, утка (или другая птица) – его супруге, заяц (сейчас нередко  кролик) – их сыну – Белоголовому Орлу (его природный прототип – орел-могильник).

В Тажеранской степи

Тажеранские соленые озера.

Белохвостый  песочник  уже прикочевал из тундры.

На тажеранских дорогах регулярно попадаются  сбитых автомашинами суслики. Частенько они гибнут по вине лихих водителей внедорожников.

Гызги-Нур – последнее в цепочке  соленых Тажеранских озер.

Поздним вечером в пятницу (13 июля) наблюдаем почти сплошной поток  автомобилей, едущих из Иркутска в сторону Байкала. Июль – пик туристического сезона.

Тажераны – самый красивый степной массив Предбайкалья.

Остролодочник голубой.

В этом гнезде пыталась (неудачно) гнездится пара орлов-могильников. Уже 3 года оно  пустует.

В Тажеранах обитает одна пара орла-беркута. В Предбайкалье случаи гнездования этого орла в лесостепном ландшафте – редкость. А эта строит свои гнезда  на низкорослых, легкодоступных деревьях, что  очень нетипично.

Это гнездо  находится  на высоте менее 4 метров.

В 2012 г. пара вырастила одного птенца. Он полностью оперен, встанет на крыло сегодня-завтра.

Леса на восточном склоне Приморского хребта вблизи побережья Малого Моря (байкальский пролив, отделяющий о. Ольхон от материкового берега) в последние годы сильно пострадали от пожаров.

Вход в Сарминское ущелье (52).

Еще 4 года назад, без опор ЛЭП, это место было намного живописнее.

На этом склоне  гнездился орел-могильник, коршун, чеглок, обыкновенный канюк. После сильнейшего пожара  в 2003 г. никого из них здесь нет.

Мыс Уюга – один из уже упоминавшихся микрорезеватов.

К сожалению, ограждение оказалось недостаточно прочным.

Один из столбиков был вырван.

Вдоль  мыса по-прежнему пролегает наезженная дорога.

Даже на вершину горки, которой заканчивается мыс, заезжают  все, кому не лень.

Этот район испытывает сильную рекреационную нагрузку.

Мыс и его окрестности отличаются обилием степных маков, среди которых есть и байкальский эндемик – Мак Попова. Из-за движения автотранспорта, стоянок туристов, да и просто вытаптывания, степная растительность здесь деградирует.

У берега плавает мертвая молодая нерпа (родилась минувшей зимой). Скорее всего, она погибла в рыбачьей сети (ран нет).

Коса, ограждающая дельту реки Сарма, – еще один предлагаемый нами микрорезерват. Осенью 2011 г. С.Гончаров  предпринял попытку строительства ограждения  — пирамидок из цемента и камней. Но Саган-Забе (первый вариант пирамидок там  был разрушен особо ретивыми автолюбителями) потребовала дополнительных расходов и потому ограждение в Сарме осталось незаконченным. Надеюсь, через год-два ее все же удастся завершить.

Ну а сейчас коса представляет собой проезжую дорогу.

Повсюду валяются куски сетей.

И здесь лежит труп молодой нерпы.

На озере у косы – выводок гоголя. Как правило, эта утка гнездится в дуплах деревьев, но здесь в радиусе 1 км – ни одного дерева.

Район бухты Шида (залив  Мухор, юг Малого Моря), благодаря прогреваемому мелководью, является одним из мест, излюбленных автотуристами.

Пик турсезона еще впереди, но на пригодных для стоянок участках уже сейчас свободных мест нет.

А на противоположном берегу залива Мухор  турбазы и «дачи» покрывают все пригодные для застройки склоны.

Посещение гнездового участка филина, последнего в районе залива Мухор, показало, что в 2012 г. он пустовал.

Слишком уж красиво это место. Отдыхающие, заполнившее побережье, судя по появившейся тропе, добрались и сюда.

Еще в 2009 г. филины здесь достоверно гнездились.

Переправа на о. Ольхон прошла с минимальным ожидаем: утром в будний день очередь на паром небольшая.

Причал  на о. Ольхон (фото 2009 г.)

На Ольхоне  мы посетили наиболее интересные (в плане биоразнообразия) участки. Один  из них – район гнездования беркута на юге острова.  Здесь на легкодоступной скале располагаются три гнездовые постройки — на двух уступах  и в нише. Судя по всему орлы гнездились на этой скале в течение очень долгого времени. Я нашел гнездо в 1983 г. Посетить его вторично удалось лишь в 1996 г. Гнездовой участок пустовал уже  нескольких лет. Скорее всего – из-за фактора беспокойства. Сравнительно близко появились тропы, даже автомобильные колеи. К настоящему времени гнезда пустуют, постепенно разрушаясь, уже  примерно 20 лет.

Скала беркута

Давно опустевшее гнездо на уступе

Молодой (на втором году жизни) беркут

В начале 1980-х на противоположном склоне на  мощной сосне находилось также гнездо орла-могильника. Редчайший случай — два вида орлов гнездились буквально «бок о бок». Примерно в начале  1990-х гнездовое дерево рухнуло.

Рухнувшая сосна, на которой было гнездо орла-могильника.

Это же дерево 20 июня 1982 г. Сергей Пыжьянов (коллега-орнитолог) кольцует птенца на гнезде.

Восточный берег Ольхона

Астрагал хмелевидный в реликтовых байкальских степях нередок

Дельфиниум

Минерализованное озеро Шара-Нур еще лет 5 назад было намного полноводнее. Туристы здесь купались, мазались местной грязью. В прошлом году размеры озера были минимальны, глубина – не более 0,5 м. В этом году зеркало воды увеличилось, но для плаванья недостаточно. В недавнем прошлом это был основной очаг размножения огаря на Ольхоне. В 1996 г. здесь было выращено более 80 птенцов (примерно 10 выводков). Из-за увеличения потока туристов и фактора беспокойства численность быстро сокращалась. 2005 г. был самым неблагоприятным – ни одного выращенного птенца (хотя попытка гнездования  была). С 2006 по 2010выращивалось по 1 выводку, в 2011 – 2 (22 птенца!): хотя озеро в этом году и было очень маленьким, фактор беспокойства также был минимален (мелкая грязная лужа туристов не интересовала). В этом году – 1 выводок, 7 птенцов.

Озеро Шара-Нур

Огарь на Шара-Нуре

В 2009 г. от пожаров в центре Ольхона погибло по разным оценкам от 700 до 1100 га.

Так сейчас выглядит падь Ташкиней

В  труднодоступном месте (склон горы) в средней части Ольхона гнездилась последняя пара беркута. Я нашел здесь  гнездо с птенцом еще в 1981 г.  И в каждое посещение заставал гнездовой участок (на нем  2 гнезда) жилым. Возможно,  священная для местных жителей птица обитала на этой горе  веками.  Мощный верховой пожар в июне 2009 г. подошел вплотную к гнездовому участку, но обильной дождь (в июне это редчайшее явление для Ольхона) спас его, птенец вырос   и встал на крыло.  В  2010 здесь также был выращен 1 орленок. Но в 2011 г.  гнездовой участок пустовал. А за 15 дней полевых работ на острове беркут так и не был отмечен. В 2012 г. гнездо вновь пустовало, беркут не встречен. Боюсь, что последняя пара орлов могла  погибнуть на отравленных привадах, с помощью которых местные жители пытаются уничтожить волков, несколько лет назад зашедших на остров. Некоторым нынешним ольхонцам судьба священной птицы безразлична.

Гнездо беркута, известное мне уже тридцать лет, в 2012 г. пустовало.

В 2003 г. в нем было выращено два орленка

Молодые сосны на Ольхоне в последние годы сильно страдали от ветро- и снеголомов

Численность сокола чеглока в последние годы заметно сократилась

Коса, отделяющая от Байкала озеро Ханхой, является местообитанием редких видов растений. Год назад я рекомендовал закрыть ее для автотуризма. Формально нынешняя дирекция эту идею поддержало, сообщая на своем сайте, что стоянки на косе запрещены.  Но в реальности  эндемичные растения (прежде всего черепоплодник щетинистоватый) продолжают гибнуть под колесами и палатками.

Так выглядела коса озера Ханхой 15 июля 2012

Черепоплодник.

В начале 1980-х гг. на Ольхоне обитало, по моим данным, 6-9 пар могильника. На рубеже 21 века исчезла последняя гнездящаяся пара. Практически все гнезда этого орла разрушили ветры.

На этой лиственнице в 1982 г. располагалось огромное гнездо могильника

Вот как это дерево выглядит сейчас. На земле – остатки орлиного гнезда.

Этой огромной турбаза напротив Хужирского залива в прошлом году еще не было.

Коршун сушит крылья после дождя

Мыс Бурхан – сакральное сердце Байкала

Усилиями жителей п. Хужир перед мысом строится деревянная ограда, перекрывающая проезд автотранспорта.

Необходимость в ней очевидна. Вот как выглядит сейчас «почвенный покров»  площадки перед мысом.

А пока ограда недоделана – водители ведут себя как обычно.

Боюсь, что и законченное  заграждение их не остановит, недолго она простоит целой. Наглядный пример — судьба оград в дельте Голоустной,  у мысов Зундук и Уюга.

Местные жители оставили жертвоприношение Бурхану

Туристы не жалеют сил, ради украшения священного места и увековечивания памяти о себе.

Пляж Сарайского залива представляет собой разъезженную автодорогу

Такого количества квадроциклов  в прошлом году здесь не было

Машины стоят и в дальнем конце Сарайского залива

И  на лесном склоне видны стоянки автотуристов

Лес за Сарайским заливом тоже ими обжит

Рядом со стоянками – свежеспиленная лиственница, возрастом не менее 150 лет

Ее нижняя часть уже пошла на дрова.

Давненько я не встречал столь наглого нарушения природоохранного режима нац. парка.  Похоже, инспектора ПНП сюда не заглядывают.

Если съезд запрещен, почему вдоль берега стоят десятки машин и палаток?

Побережье к северу от д. Харанцы

Мыс Харалдай состоит из разноцветных глин

В районе мыса гнездится огарь

На островке Едор примерно с 2007 г. обосновался  большой баклан. Сейчас его колония занимает вершину «горки», у ее основания гнездятся более 100 пар серебристой чайки.

Остров Едор

В сетях рыбаков здесь нередко гибнут бакланы и нерпы.

В окрестностях Улан-Хушинского залива на песках растут старые лиственницы, выходцы из иной климатической эпохи.

Вот это дерево, поваленное бурей много десятилетий назад (а может быть и не один век), ботаники назвали «Торжество жизни».

Название этого – «Лапа Орла»

Но пару лет назад туристы отпилили корни, благодаря которым дерево так назвали.

Рядом с корнями – кострище

Поблизости от уникальных деревьев и примерно в 40 м от воды из земли торчит подозрительный столбик. Похоже, он отмечает участок, переданный в аренду.

Уникальное старовозрастное редколесье медленно гибнет.

Уникальное «Дерево-Паук», возрастом более 400 лет. Из одного корня развились 9 мощных   стволов, лежащих на земле.

Люди это дерево своим вниманием не обошли

Лиственницу «Страж Ольхона»  окружили веревочной оградой школьники экологического лагеря, базирующегося в этом районе.

В оградах нуждаются многие уникальные деревья Ольхона. В 2011 г. мы (научный отдел ПНП) вместе с ботаником СИФИБРа д.б.н. Л.Н.Касьяновой составили  кадастр, в который вошли 45 таких деревьев. Для каждого из них приведены координаты, обмеры ствола, фото. Предполагалось в 2012 г. вокруг наиболее угрожаемых деревьев установить ограды, повесить поясняющие таблички. После фактической  ликвидации научного отдела ПНП (5 марта 2012 г.) заниматься этим стало некому. Нынешнему руководству ПНП и составленный нами кадастр  явно не нужен.

Мусорная проблема на Ольхоне по-прежнему остра.

Эта даурская галка, вероятно, попала лапкой в кусок сети, который, в свою очередь опутал сухую ветвь.

Птица попала в ловушку, но ей удалось освободиться с помощью клюва.

Пляж Хужирского залива – одно из трех оставшихся на Ольхоне местообитаний черепоплодника щетинистоватого (эндемичный вид). По сравнению с 2011 г. количество этих растений здесь значительно уменьшилось. Причина – катания по пляжу на квадроциклах и джипах.

По этому черепоплоднику недавно проехал квадроцикл

Растений на пляже становится все меньше.

Озерца, примыкающие к песчаному пляжу  Хужирского залива, привлекают куликов. В середине июля здесь можно встретить не только фифи, но и уже прикочевавших из тундры краснозобиков.

Живописная бухта у мыса Бурхан до последнего времени была недоступна для автомашин, но года два назад бульдозером была проделана дорога.

И  хоть  бухты находится в черте поселка Хужир, многим лень  идти сюда пешком.

Некоторые – застревают.

Приношения Бурхану.

Сарайский залив в солнечный день заполнен людьми.

На песчаных дюнах этого залива уже исчезло эндемичное растение – астрагал ольхонский. С 2012 г. СИФИБР предпринял попытку создания резервной популяции этого астрагала. Выращенная в лаборатории рассада вернулась на остров. На песках у Сарайского залива в июне высадили примерно 20 экземпляров. Хочется надеяться, что эксперимент будет успешным, что растения приживутся, их не раздавят квадроциклы.  Месяц спустя высаженные  растения выглядели вот так.

Цветущий астрагал ольхонский (фото 2009 г.)

На туристической стоянке.

И так, в Ольхонском р-не весенне-летний сезон 2012 г.  в противопожарном отношении был на редкость благополучным. А  в ПНП, я думаю, такого удачного года не было лет 10, если не больше. Лишь один официально зарегистрированный лесной пожар, ни одного сельхозпала. Хочется надеяться, что значительную роль в этом сыграли уже упоминавшиеся профилактические мероприятия. А между тем, примерно  с конца 1990-х почти ежегодно пожары наносили большой (и постоянно увеличивающийся) ущерб дикой природе этого района. Например, в начале мая 2000 г. пожар, возникший на фермерских угодьях, прошел через степи  урочища Крестовская Падь, уничтожил значительную часть лесонасаждений Еланцинского лесничества, включая уникальный старовозрастный сосновый бор, росший на крутых каменистых склонах у мыса Крестовский. Погибли местообитания орла-могильника, сокола-балобана, филина, тетерева, благородного оленя и косули. Для того чтобы здесь вырос такой же лес  необходимо несколько столетий. А в мае 2006 г. ураганный ветер раздул горящую свалку у п. Еланцы и уничтожил большую часть еще остававшихся лесов этого лесничества (и  прекрасные лесные участки Ольхонского лесхоза). В этом случае пострадали уже упоминавшиеся выше виды, плюс черный аист и глухарь. Огромные потери понесли и леса Ольхона. В 2003 и 2009 гг.  пожары (главным образом верховые) распространялись каждый раз  более чем на 1000 га. Обращенные к Малому Морю склоны Приморского хребта на моих глазах за последние 30 лет потеряли большую часть своих лесов, восстановление леса на каменистых склонах еще не началось.

В последние годы основными поджигателями в этом районе  выступают не фермеры, а туристы (весной также и рыболовы, охотники-браконьеры). Это не только мое мнение, но и опрошенных специалистов (ПНП, МЧС) с которыми удалось поговорить на эту тему.

Структурой, которая не только несет ответственность за охрану природы Приольхонья и Ольхона, но и обладает определенными правами и  возможностями для ее реализации, является ПНП. В нашем обзоре невозможно обойти вниманием деятельность этого национального парка в 2012 г. Тем более, что в  2011 г. ПНП впервые за свою 25-летнию историю получил дополнительное финансирование, причем очень значительное — 98 млн. руб., что составило более 3 годовых бюджетов учреждения. Поэтому были  все основания ожидать в 2012 г. резкого улучшения уровня охраны территории парка, решения его многочисленных природоохранных проблем. Нынешняя дирекция обещала навести на территории ПНП порядок, приструнить нарушителей природоохранного режима. В частности речь шла о резком усилении (на период туристического сезона)  инспекторского состава на о. Ольхон. И надо сказать, что число неорганизованных автотуристов на острове действительно уменьшилось, по сравнению с  предыдущими годами. Думаю, сказалась и проводимая  (в том числе и мною)  с весны 2011 информационная компания в СМИ, пропагандирующая необходимость ограничения  въезда  автотуристов на остров. ПНП на своем сайте разместил информацию о  расположении мест разрешенных стоянок. Между тем, находясь на Ольхоне 15-17 июля, мы видели, что стоянки  по-прежнему находятся в гораздо большем числе мест, чем это разрешено.  Например —   на нуждающейся в экстренной охране косе, отделяющей оз. Ханхой. Хуже того – пришлось наблюдать и случай грубого «лесонарушения» (речь о спиленной лиственнице). Еще более увеличилось число квадроциклов. Берега  Сарайского и Хужирского  заливы превратились  в наезженную ими трассу. По этой причине состояние популяции черепоплодника (эндемичное «краснокнижное» растение) на пляже Хужирского залива резко ухудшилось.

Спонсор (фирма Хенекен) в 2011 г. выделило  финансы на строительство двух заграждений, призванных сохранить уникальные участки Саган-Заба и Сарминская коса. ПНП из 98 млн. не потратило на это и рубля. А ведь можно было  создать все запланированные микрорезерваты, завершить строительство на сарминской косе, отремонтировать и усилить ограждение на м. Уюга. Но такая работа для нынешней дирекции ПНП не приоритетна. На что ею были потрачены средства? На покупку 4-х легковых автомобилей, способных передвигаться только по асфальту, на большое число квадроциклов (не они ли гоняют теперь по ольхонским пляжам?), на гидроцикл (транспорт крайне неэкологичный,  на охраняемых природных территориях неуместный), на многочисленные лодки и катера. Крайне необходимая для борьбы с пожарами тяжелая техника (автомобили, трактора) почему-то покупалась из числа б/у. На долго ли её хватит? В СМИ  сообщалось о приобретении дорогостоящего беспилотного летательного аппарата, призванного выявлять пожары и браконьеров ( http://pribaikalsky.ru/157-cennye-sotrudniki.html и http://russiancitynews.ru/izhevsk/1450-iskat-pozhary-brakonerov-i-zabludivshihsya-v-pribaykalskom-nacparke-budut-s-pomoschyu-bespilotnyh-letatelnyh-apparatov.ht ). Летний сезон прошел – неизвестно ни одного факта эффективного использования этого аппарата. А ведь вся эта техника (особенно – б/у) нуждается в ремонте, в ГСМ, за нее и налоги надо платить. Но бюджет ПНП по прежнему очень невелик, все это ему не потянуть. Скорее всего, очень скоро большая часть закупленной в 2011 г. техники будет  ржаветь во дворах лесничеств.  Считаю, что огромные дополнительные деньги были потрачены ПНП крайне неэффективно.

Да, еще были изготовлены и установлены сотни аншлагов. Дело нужное. Но не все аншлаги можно одобрить.

Например,  вот этот оформлен крайне непрофессионально.

Речь о фото растений и животных.

На территории  ПНП нет ни этой кувшинки, ни этого гриба. О чем можно узнать  из научных монографий, посвященных флоре парка. Но есть десятки других краснокнижных растений и животных. Из них на аншлаг попала лишь одна монгольская жаба. А оба  изображенных насекомых не входят в число охраняемых, одно из них, скорее  всего, в ПНП и не обитает. Что объединяет эти фото? Все они взяты с сайта www.geol.irk.ru Иллюстрировать аншлаги первыми попавшимися фотографиями из интернета, даже не зная, имеют ли они хоть какое-то отношение к парку, могут лишь дилетанты, мало что понимающие в природоохранной работе. Зато не забыли написать на аншлаге про разрешение на посещение парка. В этом году дирекция парка  заявила о том, что посещение территории ПНП стало платным. Пояснение – приказ Минприроды регламентировал плату за услуги, оказываемые ООПТ. По мнению и.о. директора ПНП Ю.Ю. Захарова «посещение территории ПНП — тоже услуга», требующая оплаты. Но даже  московское начальство вынуждено было признать, что посещение ООПТ по-прежнему остается бесплатным, а разрешение требуется лишь для посещения заповедных зон (в ПНП на их долю приходится 20% территории) (https://www.vsp.ru/social/2012/07/14/523675). Таким образом,  аншлаги содержат недостоверную информацию.

Весной 2011 мы (сотрудники ПНП) написали на имя президента РФ письмо, в котором речь шла о коммерциализации деятельности ООПТ, осуществляемой Минприроды и новыми  директорами заповедников и национальных парков  (http://www.discoverbaikal.ru/node/1227). Письмо было перенаправлено в Минприроды, которое и ответило, что мы неправы. А самыми  убедительными доказательствами неправоты стали последовавшие вскоре наши увольнения, фактическая ликвидация научного  отдела ПНП. Между тем,  коммерциализация  деятельности  нац. парка лишь набирает обороты, требования платы за посещение – наглядный пример.

Администрация ПНП заявляла о резком (в несколько раз)  увеличении численности инспекторов на Ольхоне летом 2012 г.  Нами за 3 дня эти сотрудники на территории острова не встретились. Отдыхающие с турбазы «Байкальский плёс» рассказали, что в ходе поездки на мыс  Хобой их автомашину останавливали  перед д. Песчанка сотрудники ПНП с целью сбора платы. Но на обратном пути (около 17 ч.) никого  здесь уже не было, проезд был открыт для всех. Считаю, что речь в данном случае идет не о реальном регулировании рекреационной нагрузки и контроле за соблюдением природоохранного режима, а скорее, о заработке денег на туристах. Это наглядное свидетельство – какую именно деятельность нынешняя дирекция ПНП считает приоритетной, на что  направляет основные усилия своих подчиненных, в ущерб задачам охраны природы.

Другой пример коммерциализации  —  размещение турбазы «Улыбка» в помещениях и во дворе конторы Островного лесничества  ПНП проверка Росприроднадзора в 2011 г. посчитала незаконным. Но в 2012 г. турбаза продолжает функционировать, возможно,  количество юрт даже возросло.

В начале 2011 г. из печати вышла написанная мною для туристов  книжка – «Как себя вести, отдыхая на Ольхоне». Она издана благодаря финансовой поддержке Института Географии РАН (г. Иркутск), получила положительные отзывы от специалистов, размещена на сайте Центра Охраны Дикой Природы (http://oopt.info/data/files/Ryabtsev.pdf).  Уже к осени 2011 г. ее тираж (1000 экз.) был бесплатно распространен. Вместо того чтобы изготавливать  и выставлять десятки бессодержательных аншлагов, разумнее было бы издать дополнительный тираж этой книжки, раздавать ее туристам на переправе и в конторе лесничества.  Но, взявшись «наводить порядок» на Ольхоне, рассуждая об улучшении экопросветительской работы парка,  про эту публикацию нынешнее начальство ПНП  старается не вспоминать. Как и про все сделанное мною за 15 лет работы в ПНП, включая многолетние наблюдения за редкими видами. Дошло до смешного – ведется работа по замене разработанной мною еще 10 лет назад эмблеме ПНП, на новую, без изображения  Белоголового Орла (http://www.discoverbaikal.ru/node/1242). Похоже, что неприязнь,  испытываемая нынешней дирекций  ко мне, распространилась и на эту птицу.  Долгое время на всех аншлагах ПНП обязательно размещались эмблемы ПНП и Всемирного природного наследия Юнеско. В 2012 г. появилось много аншлагов без эмблем.

В 2009 г. по итогам нашей совместной с ГРИНПИС  поездки в Приольхонье и на Ольхон были сделаны 3 видеоролика, которые вполне актуальны и сегодня

Летом 2011 г. о нашей экспедиции на Ольхон был снят новостной сюжет:

http://rutube.ru/video/0d5bf392b6a626073879b2e9b0567f23/

О ликвидации научной деятельности в ПНП я рассказывал на заседании Русского Географического общества:

Виталий Рябцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *