Реликтовая роща, ровесница поселка Б.Голоустное

На этом этапе (22-24 августа 2013 г.) «Байкальской экспедиции» основным объектом наших исследований была уникальная реликтовая роща душистого тополя Populus suaveolens в окрестностях села  Большое Голоустное.  В этом году селу исполнилось 340 лет. Примерно таков возраст самых старых тополей.
Роща находится на острове в дельте р. Голоустной, окруженном каменистой степью (фото 1).

Фото 1

Это единственный на западном берегу оз. Байкал массив старовозрастного тополиного леса. По его окраинам можно обнаружить живописные стволы поваленных деревьев, служащие убежищем для мелких птиц, насекомых, мальков рыб. В травянистом ярусе реликтовой рощи сохранились редкие виды растений: фиалка Патрэна Viola patrinii в крайней западной точке своего манчжуро-даурского ареала, овсяница дальневосточная Festuca extremiorientalis и ирис кроваво-красный Iris sanguinea – дальневосточные виды на западной границе распространения (Рябцев, Турута, 2002). Галечники островов дельты, соседствующих с рощей, служат местообитаниями еще более интересных растений – фиалки надрезанной Viola incisa (миоцен-плиоценовый реликт), флокcа сибирского Phlox sibirica (гляциальный реликт), щучки Турчанинова Deschampsia turczaninovii (байкальский эндемик). Роща интересна и своим птичьим населением. Дупла старых тополей дают приют крупной «колонии» даурской галки. После вылета птенцов из гнезд птицы собираются в крупную стаю, которая в основном держится в деревне и ее окрестностях, совершенно не опасаясь людей (фото 2).

Фото 2

Вместе с галками в больших дуплах тополей гнездятся и крупные нырковые утки – большой крохаль Mergus merganser (1-2 самки) и средний крохаль Mergus serrator (до 5-8 самок). В мелких дуплах и трещинах стволов выводят птенцов полевой воробей и белая трясогузка. В одиночном старом тополе (считается священным) на островке рядом с рощей в июне 2001 г. найдено гнездо серого скворца Sturnus cineraceus — первое в Иркутской области (Рябцев, 2001). В тот год на поляне рощи был вспугнут и явно гнездящийся обыкновенный перепел Coturnix coturnix (регионально редкий вид). В этом районе все лето держатся негнездящиеся особи серой цапли Ardea cinerea, а в период миграций останавливаются различные виды пернатых хищников, включая «краснокнижных» орлов и соколов. Из других позвоночных животных особый интерес представляет монгольская жаба Bufo raddei (реликтовый регионально редкий вид).  В дельте Голоустной в середине 20 века была обнаружена её изолированная популяция.  Она очень мала. Последние достоверные встречи имели место в 2007-2008 г. вблизи острова с рощей (данные Ю.А. Дурнева). В нерестовом водоеме было отмечено  лишь несколько особей.

Фото 3

Фото 4

Часть рощи занимают заросли различных видов ив (фото 3, 4). Особую ценность имеют  стровозрастные тополя. Даже самые старые из них, с мощными стволами, относительно низкорослы – не превышают 12-15 м. Причина – постоянные сильные ветры. Роща, соседствующая с деревней, издавна испытывает на себе сильное негативное воздействие. Постоянный выпас крупного рогатого скота является основной причиной почти полного отсутствия тополиного подроста. В начале 2000-х гг. нередки были и случаи лесонарушений – вырубки тополей и ив для хозяйственных нужд. Сейчас следы незаконных рубок хоть и намного реже, но встречаются (фото 5).

Фото 5

Тем не менее, ситуация со старыми тополями – наиболее ценными компонентами рощи — в настоящее время крайне неблагополучна.

Живые крупные тополя

Фото 6

Фото 7

Фото 8

Погибшие крупные тополя

Фото 9

Фото 10

Фото 11

Фото 12

Нами был проведен подсчет деревьев со стволами, имеющими окружность метр и более (фото 6, 7, 8). Погибших крупных тополей оказалось 11 (9, 10, 11). Один из них имел ствол окружностью 550 см, это было самое крупное дерево рощи (фото 12). Полузасохших тополей обнаружено 39 (окружность самого крупного из них 460 см) — (фото 13, 14).

Фото 13

Фото 14

«Благополучных» деревьев – лишь 7 (окружность самого крупного — 290 см) – (фото 15). Кроме того имелось 7 крупных пней (фото 16), окружность самого большого – 390 см. Почти все погибшие или полузасохшие деревья имели следы пожаров (некоторые – пострадали от ветров). Вот основная причина нынешнего кризисного состояния рощи. Кто разводит здесь огонь? В основном – деревенские дети. Показателен тополь со своеобразным шалашом из ветвей, явный продукт «детского творчества». Почти вплотную к  его стволу располагается кострище (фото 17). Другие кострища (всего их было 7) находились вблизи берега речной протоки. Наверняка, вокруг них греются после купания или катания на коньках. Обширные прилегающие участки несли следы низовых пожаров. Именно по этой причине и гибнут старые тополя, как правило, имеющие крупные трещины и другие дефекты стволов у земли.  Проникнув в них, огонь губит деревья. В результате почти треть старых тополей уже погибла, большинство еще сохранившихся столь сильно пострадали, что жизнь в них едва теплится.

Фото 15

Фото 16

Фото 17

Погиб и тополь, в котором гнездился серый скворец. Необычна его форма – ствол у земли имел окружность более 2 м, при высоте лишь около 12 м (фото 18).

Фото 18

Фото 19

Это дерево являлось настоящим памятником природы, имеющим не только ботаническую, но и зоологическую ценность – кроме серого скворца в нем гнездились средний крохаль и несколько пар полевых воробьев. А еще оно было сакральным объектом. Буклет, выпущенный экологическими активистами Б. Голоустного в 2001 г. в рамках программы «Сохранение биоразнообразия оз. Байкал», сообщает, что это «единственный сохранившийся из 7 священных тополей, каждый из которых был посвящен старику бурятского рода Уласа».  А вот как выглядело уникальное дерево в январе 2013 г. (фото 19). Остатки кроны теперь соединяет с землей странный черный «треножник» — все, что осталось от толстенного ствола. Как оказалось, тополь сгорел ещё в зимний сезон 2012/2013 г. Местные дети,  катавшиеся по льду реки, захотели погреться. И разожгли костер. Не где-нибудь, а вплотную к древесному стволу. То, что он него осталось — памятник уже не природы, а варварского к ней отношения.

Таким образом, реликтовые тополя оказались на грани гибели в немалой степени благодаря «детским шалостям». Еще одна серьезная угроза, усиливающаяся с каждым годом – проезд на остров джипов и квадроциклов. Мы были в дельте Голоустной в период сравнительно высокого уровня воды. Даже и в этой ситуации 24 августа на остров заехал один джип. В пик туристического сезона через броды в рощу наверняка попадают десятки этих транспортных средств. Доказательством служат появившиеся в роще дороги (фото 20). Приезжающий в рощу автотранспорт разрушает колесами травянистый покров. Заехавшие сюда «на шашлыки» автотуристы — еще один, причем, крайне серьезный, источник лесных пожаров. Есть все основания опасаться увеличения потока джипов и квадроциклов. Негативные последствия такого «туристического использования природных территорий» уже ярко проявились на байкальском о. Ольхон.

Фото 20

Единственным способом сохранения реликтовой тополиной рощи является создание в дельте реки Голоустной региональной особо охраняемой природной территории (ООПТ). Могут возразить, что дельта и так входит в состав Прибайкальского национального парка – ООПТ федерального уровня. Да, так это и было – 2000 га бывших колхозных земель входили в парк, в его функциональную зону хозяйственного назначения. Но затем оказались в составе особой экономической зоны туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала». Проект этот сейчас заморожен. Но в результате этих «пертурбаций» роща (да и вся дельта р. Голоустной) оказалась  лишенной охранного статуса. Его следует ей придать, хотя бы на местном или региональном уровне. Иначе рано или поздно появятся желающие «благоустроить» рощу. Т.е. сделать остров легкодоступным (и раньше выдвигались идеи строительства моста) местом массового отдыха, приносящим финансовый доход нескольким индивидам. Для уникальных природных объектов – старых тополей, редких травянистых растений, интересного птичьего населения – это будет подписанием смертного приговора. Здесь допустимы только проведение познавательных экскурсий, купания, рыбалка. В роще не место пивным и шашлычным «павильонам», кострищам, колеям от автотранспорта, беседкам и лавочкам. Создание ООПТ позволит установить на данной территории природоохранный режим, наказывать за его нарушения. Кстати, повязанные на некоторые тополя ленточки (фото 21) свидетельствуют о том, что кое-кто и сейчас относится к тополям уважительно, как к сакральным объектам.

Фото 21

Еще одна угроза — почти полное отсутствие тополиного  подроста.  Сейчас он представлен почти исключительно порослью, растущей от корней (фото 22).

Фото 22

Летом 2013 г. был осуществлен интересный эксперимент. Семья из Иркутска, имеющая дачу в пос. Б.Голоустное непосредственно возле рощи, весной начеренковали ветки тополя, укоренили черенки и высадили полученные саженцы в роще, среди стволов в местах, защищенных от коров. Саженцы прижились! (Фото 22а)

Фото 22а

В разговорах с местными жителями мы выяснили, что в одной бурятской семье, 14 поколений которой жило в этом поселке,  из поколения в поколение передавалось предание, что благополучие поселка тесно связано с рощей. В роще ничего нельзя было брать, даже ветки для костра. Однако тесная связь рощи с людьми прервалась: сельское хозяйство было закрыто, колхозы расформированы, техника передана в другие районы. Начата заготовка древесины для Байкальского ЦБК со сплавом по Голоустной и Байкалу. Роще стало плохо, её размеры уменьшились, подроста молодого практически не стало. В 70-е годы XX века сплав леса был запрещен, и начались проблемы с занятостью местного населения. Сейчас мужчины в основном работают вахтовым методом вне поселка. Настало время людям вспомнить историю, вернуться к своим корням.

На наш взгляд, это возможно. Роща может помочь возрождению села. Здесь можно проводить этнологичекие и экологические экскурсии для школьников и туристов, рассказывать историю родного края и связь людей с природой. Восточно-Сибирская академия образования имеет здесь базу для практики студентов, уже проводятся исследования. Силами преподавателей и студентов можно провести комплексное этно-экологическое исследование рощи, связей в её экосистеме, значении в жизни села. Факультет изобразительного искусства академии проводит здесь пленэры. Преподаватели говорят, что роща служит постоянным источником вдохновения. В этом учебном году дипломная работа Дениса Вилисевича  так и называется «Реликтовая роща». Преподаватели и студенты академии готовы сотрудничать с местной школой – проводить мастер-классы, брать школьников в походы, курировать исследовательские работы детей.

Школьники могли бы составить перечень всех старых тополей. С фотографиями, краткими описаниями. Полезно для некоторых из них дать имена. Фактически речь идет о придании каждому старому тополю своеобразного «паспорта». Хорошо бы изготовить и разместить таблички с именами тополей, составить карту рощи. Надеюсь, что после этого и у взрослых не поднимется рука жарить здесь шашлыки.

Кроме рощи, мы осмотрели и состояние других интересных объектов. К таковым относится «обзорная гора» рядом с дельтой. В 2001 г. к ее вершине вела слабозаметная тропа. Теперь — самая настоящая «пешеходная дорога». Несколько лет назад волонтеры (россияне и американцы), вероятно в рамках проекта «Большая Байкальская Тропа», обустроили здесь подъем на гору, с которой открывается замечательный вид и на дельту (фото 23) и на долину реки (фото 24).

Фото 23

Фото 24

Теперь это популярное туристическое место. Не замедлили проявиться и негативные последствия. Камни на самой вершине горы покрыты безобразными надписями (Фото 25). В 2001 г. именно на этой горе находилось гнездо замечательной хищной птицы – сокола-сапсана Falco peregrinus. Сейчас надеяться на его гнездование здесь не приходится. При таком уровне беспокойства со стороны человека это невозможно.

Фото 25

Фото 26

Впрочем, посещение дельты Голоустной ознаменовалось целым рядом интересных орнитологических наблюдений. Например, встречен орел-карлик (не менее 2 особей) (фото 26). Еще в 2001 г. В.Рябцев наблюдал здесь токовой полет пары этих орлов. Позднее коллегам-орнитологам удалось найти и гнездо с кладкой – первое в Иркутской области. Приятно видеть, что орлы по-прежнему заселяют свой гнездовой участок. А на границе дельты и Байкала мы наблюдали и сапсана, причем молодого (фото 27). Надеюсь, что пара этих соколов продолжает гнездиться в районе дельты, сменила лишь место гнездовья. Вообще, хищников было много. Чаще других встречался черный коршун (фото 28).

Фото 27

Фото 28

Отмечены также полевой и болотный луни, обыкновенная пустельга и чеглок, мохноногий курганник и обыкновенный канюк. Из особых редкостей – сокол-балобан. В роще держались явно пролетные ястребы – перепелятник и тетеревятник. И среди околоводных птиц также было немало интересных видов — тулес, бурокрылая ржанка (фото 29), турухтан, наряду с «тривиальными» — чибисом, бекасом, поручейником, малым зуйком и перевозчиком. Держалась  крупная (под 200 особей) стая речных уток, а вместе с ними и несколько огарей. Серых цапель что-то было мало. Многократные встречи в предыдущие годы позволяют предполагать гнездование в этом районе черного аиста, но в этот раз он не отмечен. Здесь останавливаются на пролете и много других интересных пернатых. Поэтому сама дельта, ограниченная рукавами реки и галечниковой косой также нуждается в статусе ООПТ.  Охоты на водоплавающих здесь не должно быть. В таких уголках птиц надо наблюдать, а не расстреливать.

Фото 29

 Имело место и печальное орнитологическое наблюдение. Посетив 23 августа  п. Нижний Кочергат, мы обнаружили погибшего молодого малого перепелятника (регионально редкий вид) фото 30.  По словам сотрудника базы факультета охотоведения ИСХА, он погиб днем ранее – налетел на стену дома, преследуя птичку.

Фото 30

Рекомендации по организации орнитологических наблюдений в районе дельты р.Голоустной.

Для студентов, проходящих практику в этом районе, можно рекомендовать учет птиц, гнездящихся  в старых тополях. Необходимо отслеживать, как меняется число гнездящихся здесь нырковых уток (большой и средний крохали), даурских галок (точный подсчет невозможен, но примерные цифры получить реально), полевых воробьев, обыкновенных скворцов. Главное – причинить  при этом минимальное беспокойство.

На водно-болотных угодьях в нижней части дельты необходимо вести мониторинг гнездящихся (а также летающих) водоплавающих и околоводных пернатых. Учет выводков уток здесь возможен на озерах. Интерес ответить на вопрос – гнездится ли в районе дельты «краснокнижный»  черный аист? Эти птицы встречаются здесь постоянно, есть шанс, что пара гнездится сравнительно недалеко от дельты. Интересно также вести наблюдения за редкими пернатыми хищниками, гнездование которых здесь доказано: орла-карлика и сокола-сапсана. Дельта – их охотничья территория. Можно определить, на какие виды животных они предпочитают охотиться.

Литература

Рябцев В.В. Серый скворец Sturnus cineraceus на западном побережье озера Байкал // Русский орнитологический журнал, 2001, Экспресс-выпуск  151, с. 593-594.  Рябцев В.В., Турута А.Е. Сохранение редких видов флоры и фауны  в микрорезерватах: опыт Прибайкальского национального парка // Заповедное дело. Научно-методические записки комиссии по заповедному делу, вып. 10, М., 2002, с. 5-17..

В.Рябцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *