Открытое письмо к губернатору о запрете весенней охоты на водоплавающих птиц

Губернатору Иркутской области С.В. Ерощенко

Уважаемый Сергей Владимирович!

Считаем необходимым обратиться к Вам с открытым письмом по проблеме весенней охоты на водоплавающих птиц. Давно назрела необходимость ее запрета. В СССР такой запрет действовал в течение десятилетий, но в постперестроечные годы он был отменен усилиями «охотничьего лобби». Между тем, нет ни биологических, ни каких-либо иных оснований для весеннего «расстрела птиц», но очевиден его огромный вред. Ведь характер воздействия на водоплавающих осенней и весенней охоты совершенно различен. Эти птицы как бы самой природой «запрограммированы» на повышенную осеннюю смертность. Другое дело — весной. В это время гибель птиц в результате отстрела не замещает естественную смертность, а приплюсовывается к ней. А гибель каждой самки — это гибель всего будущего потомства, которое не появится на свет. Если осенняя охота это, в каком-то смысле, «сбор урожая», то весенняя – «поедание семенного фонда». Еще больший, чем при отстреле, урон воспроизводству дичи наносится беспокойством и распугиванием размножающихся особей в результате стрельбы и «хождения» в угодьях. Оставленные спугнутыми птицами кладки гибнут от переохлаждения или от хищников. В мае из-за охотничьих костров, а также окурков, последствий выстрелов (горящие пыжи) возникают многочисленные травяные палы, выжигающие пойменные заросли, переходящие в лесные пожары. Нельзя забывать и об огромном экологическом вреде, который наносит свинцовая дробь, рассыпаемая охотниками в водно-болотных угодьях.

В последние годы процедура получения охотбилета и приобретения оружия значительно упростилась. В связи с этим, а также массовой «автомобилизацией» населения, количество «городских» охотников резко возросло. Одновременно происходило снижения уровня экологической культуры общества, ослабление контроля за охотниками из-за сокращения числа охотинспекторов, «либерализация» природоохранных законов. Результатом стали беспрецедентные для Иркутской области масштабы браконьерства, массовый отстрел редких видов птиц. В таких условиях официальное открытие весенней охоты еще более подстегивает браконьерство. Как писал Виктор Григорьевич Аверин, природоохранный деятель и организатор охотничьего хозяйства Украины: «весенняя охота и несознательность охотника — родные сестры». Недаром весенняя охота в США и Канаде закрыта с 1913 г., в странах Евросоюза — с 1980-х гг., а с 2004 г. – в Украине. В последние годы такие запреты вводят и субъекты РФ. В 2013 г. к таковым присоединился и Алтайский край. Интернет-страница с проектом с соответствующего постановления регионального правительства полна комментариев в поддержку этому запрету (http://www.altairegion22.ru/official_docs/projects/postanovlenie-administratsii-altaiskogo-kraya-o-vvedenii-ogranichenii-vide-zapreta-na-ispolzovanie-ohotnichih-resursov-v-vesennii-sezon-ohoty-2013-goda/).

Для Иркутской области запрет весенней охоты особенно актуален. Наши просторы уже не первое десятилетие поражают «западных» орнитологов исключительно низкой численностью многих видов пернатых. Виновно в этом, прежде всего, неблагополучие на птичьих зимовках в юго-восточной Азии. Птицы, гнездившиеся на огромных сибирских территориях, на китайских (и других южноазиатских) зимовках вынуждены концентрироваться на небольших участках. А вокруг – миллиарды местных жителей. Которые используют для ловли птиц разнообразные ловушки, сети, а в последнее время — яды. Естественных местообитаний здесь почти не осталось. Почти все доступные территории превращены в поля, либо застроены. В недавнем прошлом утки успешно зимовали на рисовых полях. Но используемые в последние десятилетия огромные количества ядохимикатов и химических удобрений превращают южноазиатские сельхозугодья в смертельную ловушку для всего живого. Птиц, уцелевших после 6 месяцев истребления в южно-азиатском человеческом муравейнике, которым посчастливилось найти достаточно корма, не погибнуть от отравленного приманочного зерна и сетей, сибиряки весной встречают зарядами дроби. В 2012 г. весенняя охота на водоплавающих в южной части Иркутской области была открыта с 5 по 20 мая.

К 2015 г. Россия обязалась ратифицировать соглашение по охране водно-болотных птиц мигрирующих по афро-евразийскому миграционному пути. В результате запрет на весеннюю охоту должен быть введен в европейской части страны и в Западной Сибири. Птицы Восточной Сибири и Дальнего Востока на южно-азиатских зимовках и миграциях несут несравненно большие потери, но перспективы их международной охраны в ближайшем будущем весьма туманны.

Один из результатов наших полевых наблюдений 2012 г.: даже такие еще недавно обычные виды как бекас и лесной дупель стали редкостью. И кроме зимовок проблем у наших птиц более чем достаточно. Львиная доля водно-болотных угодий Предбайкалья была затоплена каскадом ангарских водохранилищ. Оставшиеся понесли огромный урон из-за непродуманной мелиорации, а в последние годы – застройки речных берегов, добычи гравия, массовой рекреации. Добавим и попадание в Ангару в 2012 г. сотен тон дизельного топлива в результате незаконной врезки. Сейчас любой сколько-либо крупный водно-болотный массив нуждается в охране. Особенно – Ново-Ленинские озера (г. Иркутск), ангарская пойма между Иркутском и Свирском.

И конечно необходим мораторий на весеннюю охоту. К сожалению, как мы уже неоднократно могли убедиться, в Иркутске очень силен лагерь влиятельных противников любых ограничений охоты. Это многочисленные чиновники, представители правоохранительных органов – любители стрельбы по живым мишеням. Но также и весьма многочисленные специалисты охотничьего хозяйства (преподаватели вузов, чиновники), в своей массе традиционно защищающие любую охотничью деятельность. В областном охотничьем совете, как и в Службе по охране и использованию животного мира, не приходится рассчитывать на одобрение запрета весенней охоты. Так уж сложилось. Не только охотоведы, но и некоторые орнитологи до сих пор не осознали масштабы происходящего падения численности водоплавающих и куликов, трагическую остроту проблем их охраны. В такой ситуации свои надежды мы возлагаем, прежде всего, на нашего нового губернатора – на Вас, Сергей Владимирович. Вам не безразлична судьба Байкала и природы нашего региона в целом. Уделяя большое внимание развитию экологического туризма, вполне логично бороться с тем, что этому развитию мешает. Весенняя охота – очевидное препятствие. Необходимо в срочном порядке провести открытое обсуждение данной проблемы, но не в рамках областного охотничьего совета, состоящего в основном из охотоведов. Полагаем, что, это следует сделать под эгидой общественной палаты, с привлечением специалистов орнитологов, природоохранной общественности. Лишь в этом случае есть шанс убедить областных чиновников, ответственных за охоту, в необходимости не уничтожать весной перелетных птиц. Ведь количество жителей Иркутской области, желающих видеть диких птиц живыми, многократно превышает число любителей «побаловаться с ружьишком».

Иркутская область уже давно приобрела имидж одного из самых «антиэкологичных» субъектов РФ. Именно у нас почти полвека дымит БЦБК, а самая чистая в мире река – Ангара – превращена в цепочку грязных водохранилищ. У нас масштабы незаконных рубок и браконьерских охот выше, чем где-либо в Сибири, при рекордно малом числе инспекторов службы охраны животного мира, а все наши областные заказники (в отличие от соседей) многие годы были брошены на произвол судьбы. Даже Красная книга у нас появилось (2010 г.) позднее, чем где-либо в РФ. Пора и нашей области вставать на экологические рельсы, активнее решать экологические проблемы.

Пусть же 2013 г. будет действительно Годом экологии, а его реальными достижениями станут закрытие не только БЦБК, но и весенней охоты.

Председатель ИРОО «БЭВ» М.П. Рихванова

Член ИРОО «БЭВ», к.б.н., орнитолог с 35 летним стажем В.В.Рябцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *