Начнем «мочить» бакланов на Байкале?

На днях появилась вот такая новость:

http://irkutsk.aldana.ru/new/view/id/40486

«По информации пресс-службы правительства республики Бурятия, на северо-востоке Байкала сильно увеличилась численность нерпы и бакланов….. Как отмечают рыбаки, каждый баклан съедает до 2 кг рыбы в день, за сезон это – тысячи тонн. «Более 10 тысяч бакланов прилетает в залив и в Баргузинскую долину, скоро в Чивыркуйском заливе рыбы не будет, там мы уже не можем вести лов. Река Баргузин, вскрывшаяся ото льда, стала черной от баклана, который ест рыбу, идущую на нерест. Район стонет», – говорят рыбаки. …
Рыбаки жалуются и на нерпу, которая  сильно размножилась и составляет большую конкуренцию человеку.…»


Известный исследователь и защитник Байкала Олег Кириллович Гусев в 1980 г. опубликовал статью «Большой баклан на Байкале» («Охота и охотничье хозяйство», №3-4), посвященную необычной судьбе этой птицы. Еще в 19 веке баклан исчез на юге великого сибирского озера. Его многочисленные крупные колонии сохранялись в средней части Байкала – в районе Малого Моря (западное побережье) и Чивыркуйского залива (восточное). Но в послевоенные годы они стали «таять на глазах». И уже в 1960-х годах отмечались лишь единичные случаи гнездования. В последующие годы одиночки и небольшие группы птиц изредка появлялись, вселяя в сердца любителей природы надежду на свое возрождение. Вид был включен в Красные книги Бурятии и Иркутской области. Орнитологи регулярно поднимали вопрос о реализации проектов по его возвращению на Байкал.

Посещая Байкал в 1975-2000 гг., я почти физически ощущал утрату этой птицы. Сохранялись опустевшие бакланьи гнезда, птица жила в рассказах, в названиях островков и мысов. Но увидеть ее в «живом виде» не удавалось. И вдруг 3 июля 2002 г. — встреча пары   на острове Едор (второе название — «Беленький»). А в июле 2006 г. на острове Шаргадагон я наблюдал уже около 40 бакланов. С.В. Пыжьянов в августе обнаружил здесь гнезда с птенцами. После примерно 40-летнего перерыва бакланы вновь загнездились на Байкале!

Остров Шаргадагон

И с каждым годом их становилось все больше. В 2012 г. в районе Малого Моря насчитывалось уже 600-700 пар, осенняя численность достигала примерно 3 тыс. особей. На восточной побережье Байкала вид стал гнездиться   в эти же годы. В байкальскую экосистему вернулся ее исконный элемент! На фоне продолжающегося сокращения численности большинства наших перелетных птиц, история большого баклана является редким исключением.

На вершине острова Едор к 2010 г. сформировалась бакланья колония

На мой взгляд, возвращение баклана добавило красоты байкальским берегам. Силуэты черных птиц, контрастирующие с серебристыми чайками, оживили знакомые очертания скал и островов. Особенно живописны птицы, сидящие с раскрытыми для «просушки» крыльями.

Фото с сайта «Природа Байкала»

Почему баклан исчез с Байкала? В голодных 1940-1950-х годах на островах велся сбор яиц. Это сказалось и на бакланах и на чайках. Часть бакланьих гнезд располагалась на скальных обрывах, доступных лишь альпинистам. Однако птицы исчезли и там. Олег Кириллович предполагал влияние усилившегося фактора беспокойства, вызванное появлением моторных лодок. Были гипотезы влияния конкуренции с чайками и ухудшения кормовой базы (из-за перепромысла омуля). Как будто отвечая на все это, баклан вернулся на Байкал при несоизмеримо более мощном, чем в 1950-х, факторе беспокойства (огромный нынешний флот катеров, лодок, гидроциклов). Вопреки более высокой, чем 50 лет назад, численности чаек и при еще более бедных рыбных ресурсах.

Полагаю, исчезновение баклана было связано прежде всего с ситуацией на южноазиатских зимовках. В 1950-х годах резко сократилась численность целого ряда сибирских мигрирующих птиц. Речь идет о чирке-клоктунке, гусях, лебедях. Известно, что в Китае массовые заготовки зимующей «дичи» в то время велись даже с помощью взрывов. Линии динамитных зарядов устанавливались на невысоких опорах вдоль побережий, где скапливались водоплавающие…

Но почему баклан вернулся? Некоторые коллеги называют причиной усыхание водоемов в Даурии (Торейские озера), Северном Китае и Западной Монголии. Вероятно, забывая, что 40 лет вместили в себя не один цикл усыхания и обводнения (для Торейских озер он составляет примерно 12-15 лет). Скорее всего, и исчезновение и возвращение баклана на Байкал обусловлено факторами, действовавшими на зимовках. Возможно, именно прекращение варварского промысла в Китае явилось причиной быстрого роста численности вида в бассейне Амура (что мне довелось наблюдать в 1990-х), а расселяющаяся оттуда «молодежь» успешно «колонизировала» пустовавший Байкал. Быстрый рост численности в 2007-2012 гг. произошел за счет не размножения, а «притока» всё новых птиц.

Но недолго радовались любители природы. Нескольких лет хватило на то, чтобы баклан из Красной книги перекочевал в разряд «видов-вредителей». Объяснения этой смены приоритетов, приведенные в заметке, просто безграмотны. Птица, весом 1,8-3 кг неспособна в сутки съедать до 2 кг! Средняя суточная потребность в корме — 700-750 г. В число которых входят также личинки водных насекомых, моллюски и т.п. А среди съедаемых рыб много непромысловых, а также непригодных к употреблению ( больных, зараженных паразитами). И не может быть в Баргузинском заливе 10 тыс. бакланов. На Малом Море их в 3 раза меньше, при этом на глаза они попадаются заметно чаще.

Да, рыбы на Байкале действительно становится все меньше. Например: «В 2010 году в Верхнюю Ангару зашло примерно 2,7 млн. особей омуля, в 2013 году эта цифра снизилась до 1,1 млн. (http://newsbabr.com/?IDE=123924).

Но стоит ли этому удивляться? Уже давно и повсеместно процветает браконьерство. Впрочем, и многие легальные рыбаки ведут лов варварски, используя мелкоячеистые сети, губя идущих на нерест производителей. Огромные участки дна байкальских заливов завалены брошенными сетями (китайского производства), продолжающими губить рыбу. Искусственное рыборазведение резко сократилось.

Баклан проводит на Байкале лишь 5 месяцев в году. Его добыча – капля в море, по сравнению с объемами сетевого лова, ведущегося круглый год! Эта птица жила здесь с давних пор, но рыбы меньше не становилось. Кстати, в рыбачьих сетях в большом числе погибают и бакланы и нерпы.

Повсюду можно наткнутся на нерп, погибших в сетях и выброшенных за ненадобностью

Отношение к баклану на Байкале – свежий пример деэкологизации общества. Уже в 1990-х преподавание экологии в РФ было резко сокращено и в школе и в ВУЗах, в СМИ (особенно на ТВ) экопропаганда была полностью вытеснена пропагандой «потребительства». И сейчас, что рыбаки (а также все прочие «потребители природных ресурсов»), что чиновники, в том числе высокого уровня, – одинаково экологически безграмотны! Приведенная заметка – яркое тому подтверждение.

Все познается в сравнении. С первого января 2014 года в Монголии запретили все виды и способы охоты, за исключением соколиной. Даже на волка! (http://valeriymaleev.livejournal.com/92963.html ).   Казалось бы, в стране, где скотоводство является одним из основных занятий населения, это невозможно. А вот поди ж ты…

А все потому, что Монголия всерьез борется за свой экологический имидж, развивает подлинный экологический туризм. Предпринимает меры для того, чтобы диких животных – важного ресурса экотуризма – становилось больше, а их «настороженность» к человеку снижалась.

От Байкала до монгольской границы – «рукой подать». Но живем как будто в разных мирах. Сами уничтожаем рыбу, а обвиняем в этом баклана и нерпу. Провозглашаем приоритетом развитие экологического туризма, но в реальности занимаемся лишь его имитацией, позволяющей «делать деньги» на особо охраняемых природных территориях. Выделяем миллиарды на особую зону «туристическо-рекреационного типа» на Байкале,  но ничего не делаем для того, чтобы туристы смогли увидеть природу, наполненную «дикой жизнью». Наоборот – ополчаемся на еще оставшихся диких птиц и зверей.

«Глава Бурятии поручил Минприроде республики разработать предложения, подключить к проблеме бурятских ученых, которые должны изучить последствия роста численности этих животных, подготовить обоснование для решения проблемы».   Теперь вся надежда на ученых. Главное, чтобы «осваивая финансирование», которое выделят из бюджета на изучение этой «жизненно важной» проблемы, они руководствовались природоохранными интересами, а не шли на поводу у чиновников, «оплачивающих музыку». Увы, подобных случаев немало.

P.S. Академик Иван Иванович (Иоганн Готлиб) Георги посетив  Байкал (1768 г.),  написал про реку Баргузин: «Обилие рыбы в реке – осетров, щук, налимов, ленков, сигов и др., в особенности же омулей, в конце лета привлекает сюда бесчисленные стаи птиц. Устье реки, по крайней мере на полверсты в глубину залива до того усеяно бакланами и чайками, что почти вся поверхность воды была покрыта ими».

В.В. Рябцев, кандидат биологических наук

ИРОО «Байкальская Экологическая Волна»

блог Виталия Рябцева

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *