Лаборатория Крылья прибайкальской лесостепи

ВИТАЛИЙ РЯБЦЕВ

ВИТАЛИЙ РЯБЦЕВ

Летом 2012 года мне довелось объездить все лесостепные районы Иркутской области, повторив маршруты 1999, 2005 и 2007 годов. Одна из целей поездок – наблюдения за животным миром, прежде всего – орнитофауной. Расскажу об их результатах.

В дикой природе происходят разительные изменения. В основном – негативные. Стремительно сокращается обилие не только краснокнижных видов, но и многих ещё недавно обычных пернатых. Например, за короткое время стали малочисленными такие массовые виды, как чибис, скворец, даурская галка. Но есть и исключения, в частности – большой баклан, «вернувшийся из небытия».

Хуже всего сейчас обстоят дела с орлом-могильником, или императорским орлом. За последние 5–7 лет заселённая им территория резко сократилась. Он перестал встречаться в лесостепи правобережья Братского водохранилища (Осинский и Боханский районы) и Верхней Лены (Качугский район), а на Байкале (Приольхонье и Ольхон) сейчас гнездится лишь одна пара, хотя в начале 1980-х их здесь было 19. Численность во всём Предбайкалье составляет сейчас примерно 15 пар. За 5 лет она сократилась почти на 40% (в 2007 году было 25 пар). В последние годы к высокой гибели орлов на зимовках добавилось ещё и масштабное уничтожение их местообитаний в гнездовом ареале. Исчезает и беркут. В  труднодоступном районе Ольхона я нашёл его гнездовой участок ещё в 1981 году и в каждое посещение заставал его жилым. Но в 2011–2012 годах он пустовал. Эта последняя на Ольхоне пара орлов могла погибнуть на отравленных привадах, с помощью которых местные жители пытались уничтожить волков, зашедших на остров.  Впервые с 1981 года на протяжённых автомобильных маршрутах я не встретил ни одного степного орла. Ещё более редким стал большой подорлик – одна встреча на 4480 км автомаршрутов. Орлы сейчас являются самой неблагополучной группой пернатых хищников. Мохноногий курганник – единственный пернатый хищник, чья численность в 2000-х увеличилась. Его ареал теперь достигает долины Лены, а в 1999 году севернее Ангаро-Ленского водораздела вид не отмечался. Но хотя на 2012 год пришёлся пик численности мышевидных грызунов (основная добыча этого хищника), его обилие было ниже чем, в 2007 году. Очень неблагополучна ситуация с филином. Я посетил 14 его гнездовых участков, найденных в предшествующие годы. Лишь три из них были жилыми, 11 опустели.

Большой баклан после примерно 40-летнего отсутствия с 2006 года вновь  гнездится на озере Байкал. Теперь он встречается и на Братском водохранилище. На краю колонии серой цапли (район посёлка Первомайск) в 2012 году я обнаружил  поселение бакланов – примерно 70 гнёзд. В 2007 году их здесь не было. Журавль-красавка прошедшим летом наблюдался только в Ангаро-Ленском междуречье, был здесь нередок – всего отмечено 27 особей. Порадовал большой кроншнеп, включённый в региональную Красную книгу. В северо-восточной части лесостепного Предбайкалья он оказался весьма обычен (41 особь на автомаршрутах).

Мохноногий курганник – единственный пернатый хищник, чья численность в 2000-х увеличилась

Мохноногий курганник – единственный пернатый хищник, чья численность в 2000-х увеличилась

С огарем (степная красная утка) ситуация сравнительно благополучна. В бассейне реки Куды отмечено примерно 30 пар. В южной части Балаганско-Нукутской лесостепи почти все деревни имеют небольшие пруды, и на многих из них обитает по паре этих уток. Но удивило исчезновение огаря на Талькинском и Журбановском заливах Братского водохранилища, на каждом из которых раньше гнездилось по 2-3 пары. Возможная причина – последствия масштабного загрязнения Ангары дизельным топливом весной 2012 года. Ещё недавно большая горлица в предбайкальской лесостепи была самым многочисленным видом из неворобьиных. Сейчас она достойна включения в региональную Красную книгу. Летом 2012 года за 25 дней автоучётов отмечено лишь пять одиночек, на остановках – ещё одна пара и токующий самец. Продолжалось падение численности овсянки-дубровника. Она всегда была обычна на последнем незатопленном водохранилищами участке поймы реки Ангары между Иркутском и Ангарском. Но 8 июня 2012 года на 20-километровом маршруте отмечены лишь две особи. В 2008–2009-х численность здесь была в четыре раза выше.

Важнейшим негативным фактором, влияющим на пернатых Восточной Сибири, является неблагополучие их южноазиатских зимовок. Это справедливо для дальних мигрантов, составляющих основу орнитофауны нашего региона. Список мигрирующих видов, у которых наблюдается резкое сокращение численности, постоянно растёт. В 2012 году его пополнили бекас и козодой. В последние годы серьёзное негативное влияние как на мигрирующие, так и на оседлые виды оказывают масштабные лесные и травяные пожары, а также рубки леса, браконьерство, фактор беспокойства.

В различных районах лесостепного Предбайкалья ситуация с краснокнижными видами птиц заметно разнится. Хуже всего она в лесостепном правобережье Братского водохранилища (Осинский и Боханский районы). Здесь исчез орёл-могильник, опустели гнездовья филина, сапсана и балобана.  Причины – повсеместная вырубка крупных деревьев, лесные и травяные пожары. Вероятно, велико здесь и браконьерство.

В лесостепном левобережье (Нукутский, Аларский, Балаганский районы) ситуация также неблагополучна. Вырубаются на дрова лесные участки – места гнездования редких видов, пожары уничтожили уникальные лесные массивы. Из-за сельхозпалов повсеместно гибнут лесополосы, берёзовые колки. Но здесь хотя бы нет варварских лесозаготовок, как в Осинском районе. В окрестностях Унгинского залива негативное влияние на птиц оказывает всё усиливающийся фактор беспокойства. В результате сократилась территория, заселённая могильником: вид исчез с территории Аларского и Балаганского районов. В Нукутском районе один из его гнездовых участков опустел по вине «чёрных лесорубов». Резко сократилась численность филина. Уменьшилось число гнездовий мохноногого курганника, балобана, огаря.

С огарем (степная красная утка) ситуация сравнительно благополучна. В бассейне реки Куды отмечено примерно 30 пар

С огарем (степная красная утка) ситуация сравнительно благополучна. В бассейне реки Куды отмечено примерно 30 пар

С огарем (степная красная утка) ситуация сравнительно благополучна. В бассейне реки Куды отмечено примерно 30 пар

В реликтовых байкальских лесостепях (Приольхонье, остров Ольхон) в последнее десятилетие многие краснокнижники сокращали свою численность главным образом из-за увеличения туристического потока. Основными причинами были усиливающийся фактор беспокойства и лесные пожары (чаще всего возникают по вине отдыхающих). В 2012 году пожаров практически не было, но рекреационный пресс продолжал усиливаться, по его вине, в частности, опустел последний гнездовой участок филина в районе Мухорского залива. Из-за «туристического пресса» сейчас невозможно возвращение на свои многолетние участки в Приольхонье и на Ольхоне таких видов, как дрофа, орлан-белохвост, беркут, могильник, балобан, филин. Продолжается сокращение численности огаря. На Ольхоне исчез журавль-красавка (обитал здесь примерно с 1995 по 2007 год).

Лучше всего дела обстояли в лесостепном Лено-Ангарском междуречье. Здесь нелегальные лесозаготовки ведутся не столь нагло, как в Осинском районе. Ущерб от огня также не столь велик – проводятся противопожарные мероприятия. Нет крупных туристических потоков и сопутствующих им негативных для природы факторов. Здесь основное негативное воздействие – браконьерство. Ситуацию усугубляет близость к Иркутску, наличие оживлённого Качугского тракта. Местные жители жалуются на горожан, которые на джипах и снегоходах буквально прочёсывают, особенно в зимний период,  лесостепной ландшафт. На обширных территориях они практически выбили самый массовый вид копытных – сибирскую косулю. Исчезновение здесь филина на нескольких многолетних гнездовых участках я связываю с отстрелом этой совы в зимний период. Для сентября 2012 года известен факт отстрела журавля-красавки (в окрестностях посёлка Качуг). Наверняка попадают зимой под выстрел мохноногий курганик и зимняк, любящие сидеть на придорожных столбах и опорах ЛЭП, а также беркут. Здесь же наибольшими темпами развивается сеть линий электропередачи (6–10 кВт) на бетонных столбах, представляющих особую опасность для птиц (прежде всего – хищных).

Дикая природа лесостепного Предбайкалья (прежде всего краснокнижные птицы, индикаторы состояния природной среды) сейчас лучше всего себя чувствует там, где развита сеть фермерских хозяйств, занимающихся традиционным для региона видом деятельности – пастбищным животноводством. Здесь сохраняются и степь, и лесные угодья. Именно фермеры создают минерализованные полосы – лучшее средство для защиты лесов от сельхозпалов. Большинство фермерских хозяйств, по нашим наблюдениям, располагается в Лено-Ангарском междуречье (Эхирит-Булагатский, Баяндаевский, Качугский районы), то есть там, где лучше всего сохранилась дикая природа. Надо сказать, что и в советское время именно земли овцесовхозов были лучшими «очагами», где сохранялась дикая природа предбайкальской лесостепи, на больших площадях уничтоженная массовой распашкой. И наоборот. В самом «неэкологичном» районе – Осинском – фермеров меньше, чем где-либо. Весь район живёт за счёт варварской вырубки леса. Это занятие несравненно  прибыльнее традиционного сельского хозяйства. Не дай бог, если такая пагубная практика распространится и на другие лесостепные территории. Опасения не беспочвенны. Продукция  сибирских животноводов по объективным причинам имеет высокую себестоимость. Недавнее вступление России в ВТО может повлечь за собой разорение предбайкальских фермерских хозяйств. И тогда сельским жителям не останется ничего другого, как вырубить на продажу последние леса.

Гнездовье большого баклана. У историй с сокращением численности видов есть свои исключения

Гнездовье большого баклана. У историй с сокращением численности видов есть свои исключения

Многочисленные встреченные в 2012 году сэргэ – «шаманские коновязи», а также следы проведения тайлагов (коллективных жертвоприношений) свидетельствовали о возрождении местным населением элементов древних верований. Хочется надеяться, что возродятся и исконные экологические традиции коренного населения, а именно – почитание священных птиц (орла и других пернатых хищников, огаря, филина и др.) и зверей, священных гор, урочищ, рощ и деревьев.

С фермерами-скотоводами и их деятельностью, а также с древними природоохранными традициями связаны последние надежды на выживание птичьего населения предбайкальской лесостепи, и прежде всего – его краснокнижных раритетов.

Статья опубликована в газете «Восточно-Сибирская Правда. Конкурент» от 14 января 2013.

Автор: ВИТАЛИЙ РЯБЦЕВ

Об авторе:

Специалист по орнитологии Байкальского региона. Кандидат биологических наук. Автор более 60 научных работ. Соавтор книг «Редкие виды наземных позвоночных Иркутской области», «Редкие и малоизученные позвоночные животные Предбайкалья». Руководитель проектов «Сохранение орла-могильника (Imperial Eagle) на оз. Байкал» и «Сохранение биоразнообразия реликтовых степей Байкальской котловины».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *